НАБОР

О ФЕДЕРАЦИИ
 новости
 достижения
1991-1997
1998-2003
2004-2008
2009-2013
2014-2018

 фотоархив
 фотогалерея
 видеогалерея
 ретро-видео

 пресса
 статьи

 координаты
 ссылки

О ЛЮДЯХ
 президент
 черные пояса

О КОБУДО
 2007-2016

МАГАЗИН
 мир годзю-рю  видео

 .: ПОЕЗДКА НА РОДИНУ КАРАТЭ :.

Нажмите для увеличения

НА ФОТО ВВЕРХУ справа налево:
А. Гендриксон, К. Молджанов (тренер Тoхтиева),
ученик Хари Де Спа, Хари Де Спа, З. Тoхтиев,
монгольский принц, А. Тулькибаев, В. Карпов,
В. Харитонов (тренер Тюрнина), Д. Тюрнин, С. Хвостов
(ученик Карпова). Сидят в центре С. Бимурзин
и А. Алферов (ученик Гендриксона)

В советское время визу для русских в японском консульстве делали не меньше месяца. Времени у нас было мало. Билеты в Японию были куплены на 28 августа, а визы мы планировали получить за пару дней до этого. Подготовка к чемпионату мира по Годзюрю шла полным ходом. Общих сборов не проводили, поэтому каждый член команды готовился самостоятельно. Часть денег на поездку внесли спонсоры, за некоторых платил Госкомспорт. Вместе с нами летел и государственный тренер по каратэ Юрий Алексеенко.

Нам продолжало везти. Перед самым отлетом из Алма-Аты в Москве произошли события, связанные с ГКЧП. В момент переворота мы были ещё в Казахстане, а в столицу СССР приехали через пару дней. Представьте себе ощущения спортсменов – они едут на родину каратэ, на первый чемпионат мира с участием советских спортсменов, и тут – переворот.

В аэропорту мы не почувствовали никаких перемен. В городе тоже было уже спокойно. Москва жила своей обычной жизнью. Все события, связанные с переворотом, заняли буквально пару дней, и к нашему приезду все утихло.

Однако возникла проблема с японским консульством. Там долго думали, пускать ли к себе жителей страны с такой нестабильной властью. Мы, наверное, никогда с таким нетерпением не ждали решения консула. Наша радость была безбрежна, когда дали добро на нашу поездку. Не обошлось тут без помощи сэнсэя Морио Хигаонна, который несколько раз звонил в японское консульство в Москве. Чемпионат мира проводился при поддержке правительства Окинавы и оттуда тоже звонили.

Наши проблемы на этом не закончились: спонсорские деньги у некоторых спортсменов из-за попытки переворота в правительстве не дошли до спорткомитета и где-то «зависли». Это коснулось казахов Закира Тохтиева и его тренера Кайрата Молдажанова, которые без денег могли остаться в Москве. На следующий день вылет. Что делать? Хорошо, что с нами вместе в Японию летел Серик Бимурзин из Актюбинска – заместитель министра МВД Казахстана, который был настоящим «фанатом» каратэ и в то время только начинал изучать Годзюрю. У него нашлись «лишние деньги», которые он по моей просьбе дал в займы на поездку Закиру и Кайрату.

Экзамен на второй дан в додзё Хигаонна МориоНаконец-то мы сели в самолёт, и всё было нормально. Наш перелёт проходил по времени в ночь с 28 на 29 августа. 29 августа у меня день рождения. В приподнятом настроении после долгого ожидания решения японских дипломатов мы сели в самолёт и там немного выпили за моё здоровье и за удачную поездку. В самолёте собралась большая и немного странная компания. Кроме Юрия Алексеенко, официального представителя Спорткомитета СССР, вместе с нами на борту оказались знаменитый боксёр из Казахстана Серик Канакбаев и Иосиф Линдер – известный ныне специалист по дзюдзюцу.

В Токио мы прилетели рано утром. Из международного аэропорта Нарита, нужно было переехать в аэропорт местных линий Ханэда. Юрий Алексеенко сказал мне, что он не поедет на Окинаву, а останется в Токио по своим делам. Свои представительские функции он возложил на меня. Время на дорогу ушло около двух часов, и ещё три часа занял перелет на Окинаву. В общем прилетели мы вечером и, выйдя из самолёта, попали будто в парилку, ведь Окинава находится в тропиках.

Встречал нас родной брат мастера Хигаонна Морио и его ученики, которые отвезли нас в семейный дом. Весь первый этаж дома занимало додзё, общей площадью не более 40 квадратных метров. Внутри находилось примерно пятнадцать человек, которые сдавали экзамен на чёрные пояса. В тропической жаре было настолько душно, что весь пол был в лужах пота спортсменов. Мы поняли – экзамен шёл уже пару часов. Сдававшие ученики были настолько измождены, что нам стало их жалко, но с другой стороны было очень интересно увидеть эту процедуру.

Мы осматривали зал изнутри, и нам всё казалось там необычным. Потом то мы выяснили, что так выглядели большинство додзё на Окинаве: маленькое помещение, украшенное портретами мастеров прошлого, наполненное оружием кобудо, различными макиварами и снарядами для физических упражнений.

Разместили нас для проживания очень дёшево. Помещением была какая-то студия со сценой, в которой спали около сорока человек на циновках. Начиная с этого момента, все мы окунулись в окинавскую действительность. Ложась спать, клали сумки под головы, спали только в шортах, без остальной одежды. В такой духоте иначе заснуть было невозможно. Вскоре мы узнали, что такое москиты Окинавы, которые нас постоянно жалили в первые дни. Потом японцы дали нам ароматизированные свечки, которые отпугивали большинство насекомых, но не всех.

На Чемпионат Мира приехали представители более тридцати стран – из всех европейских стран, а также из Перу, Мексики, Новой Зеландии, США и Канады. Соревнования проходили в огромном зале с паркетными полами, где помещались шесть татами, и ещё оставалось немного свободного места. Участников в зале находилось чуть более трёхсот человек.

Уже на Окинаве мы узнали, что перед соревнованиями проводился недельный семинар, в котором приняли участие большинство спортсменов. Каратэка всего мира очень любят приезжать на Окинаву.

Следует заметить, что окинавцы, строго говоря, не японцы. Даже их оригинальный язык больше похож на филиппинский, чем на японский. В прошлом Окинава была самой отсталой провинцией Японии. Этот остров был присоединен к империи одним из последних. Культурная связь Окинавы с Южным Китаем и Тайванем привела к рождению такого «гибрида» восточных единоборств как каратэ.

На открытии соревнований выступали известные мастера, имевшие уровень 8 и 9 данов, которые представляли нам различные стили каратэ и кобудо. Выступал там и сэнсэй Хигаонна Морио. Принимал в показательных выступлениях участие его друг - сэнсэй Канадзава Хирокадзу (9 дан Сётокан), но его выступление не произвело на нас большого впечатления.

Валерий Карпов, мастер Арагаки Сюити, Александр Гендриксон в окинавском додзёНа чемпионат был приглашён монгольский принц, семья которого переехала в Голландию после революции в Монголии. Этот принц имел десятый дан по каратэ Сёринрю и был одним из ведущих мастеров каратэ. На Чемпионат Мира его пригласил сэнсэй Хари де Спа, который долгое время занимался у него и сам имел 7 дан по стилю Сёринрю.

Именно в первый мой приезд на Окинаву я встретил одного из моих будущих учителей – Патрика МакКарти. Там же я впервые увидел Катерину Лоукопоулос, которая выступала в группе мужчин, демонстрирующих кобудо. Я сразу обратил внимание на её технику. Она выполняла движения более чётко и мощно, чем мужчины. После выступления я столкнулся с ней в фойе спортивного комплекса и подошёл, чтобы познакомиться и узнать, как она оказалась на Окинаве. Катерина рассказала мне, что служит в американской армии, преподаёт каратэ в специальных подразделениях морских пехотинцев и занимается кобудо и Сёринрю у одного из лучших учителей на Окинаве. Её история ещё больше заинтересовала меня, поэтому мы обменялись визитными карточками и договорились о встрече.

На следующий день после показательных выступлений мастеров боевых искусств начались сами соревнования, которые проводились по различным правилам. Использовали правила WUKO, правила «полуконтактного» каратэ – ирикуми-дзю и правила каратэ «фулл-контакт» – ирикуми-го.

И так получилось, что Закир Тохтиев занял первое место по правилам WUKO и стал первым чемпионом мира из Советского Союза. Я, Валерий Карпов и Андрей Алферов также впервые представляли страну в соревнованиях по ката, но призовых мест не заняли. Ещё в копилку нашей сборной принесли две медали Дмитрий Тюрнин из Набережных Челнов (полуконтакт, 2 место) и Серик Бимурзин (фулл-контакт, 3 место).

Через пару дней после чемпионата я позвонил Катерине Лоукопоулос и мы договорились с ней встретиться. Она приехала за нами с одним из своих учеников, атлетически сложенным парнем ростом под два метра. В то время она работала инструктором на одной из американских военных баз. Катерина повезла нас на экскурсию по острову. Вместе с ней мы побывали на военной базе США, где она тренировала. К нашему огромному удивлению у нас даже не проверили документы, а пропустили сразу и без досмотра.

Катерина на тот момент прожила на Окинаве около 10 лет. Она рассказала нам о жизни и своих тренировках там по кобудо у всемирно известных мастеров. В начале 1990-х годов в СССР не было понятия о кобудо. Мне пришла идея организовать семинар по кобудо под руководством Катерины.

Интересно, что в тот момент Хари де Спа и Морио Хигаонна пропагандировали линию IOGKF как единственно верную, происходящую от основателя Годзюрю Мияги Тёдзюн и ведущую к мастерам Анити Мияги и Хигаонна Морио. Именно Катерина рассказала нам о том, что школ стиля Годзюрю существует огромное множество. Она рассказала нам о мастере Миядзато Эйити. Сама она тренировалась под руководством мастера Уехара Ко, одного из учеников Миядзато, с которым в прошлом тренировался сэнсэй Хигаонна.

Во время той поездки на Окинаву я впервые попал в музей каратэ у мастера Хокама. Возил нас к нему в додзё мастер Хари де Спа.

Наше путешествие не обошлось без курьёзов, как это всегда бывает с русскими. Напомню, что вместе с нами на Окинаву прилетел Иосиф Линдер. Поначалу я думал, что он оказался там из простого любопытства, чтобы посмотреть на работу местных мастеров, так как дзюдзюцу и окинавское каратэ очень близки по технике. Однако на самом деле Линдер развил на острове очень бурную деятельность. Он везде представлялся руководителем (!) делегации СССР, раздавал свои визитные карточки, где было написано, что он имеет 8 дан по дзюдзюцу! Повсюду представителям других стран и окинавским мастерам каратэ он дарил собственные книги и много фотографировался с мастерами. Естественно, что люди, знавшие меня, как шеф-инструктора СССР по окинавскому Годзюрю на этих соревнованиях, стали подходить ко мне и спрашивать, что это за человек, который представляется руководителем советской делегации. Я тогда не понимал действий Линдера и решил поговорить с ним о происходящем. Такой разговор между нами состоялся, но только потом я понял всё до конца. В то время мы ещё не знали, что такое «пиар», как его вести и как потом использовать! Для меня всё это выглядело комичным, но потом я понял, этот «урок», который преподала мне жизнь.

После окончания чемпионата мастера Морио Хигаонна и Хари де Спа предложили мне и Карпову задержаться на неделю, потренироваться и сдать экзамен на второй дан. Напомню, что Гришняков к тому моменту уже сдал экзамен на второй дан в Дании, но он не был шеф-инструктором СССР. Мы отставали от него, а по действующей в каратэ иерархии такого положения не должно было быть.

Сертификат Гендриксона на второй данЦелую неделю мы тренировались по три раза в день: утром – самостоятельно, днем – с сэнсэем Хигаонна, а вечером было самое интересное. Потренироваться в додзё приходили разные мастера, старшие товарищи Хигаонна Морио. Приходил, например, сэнсэй Кина (10 дан), ученик мастера Мияги, того самого, который был основателем стиля Годзюрю. Сенсей Кина в зал приходил после болезни. Нам было очень интересно за ним наблюдать и просто быть рядом с таким мастером. Сэнсэй был сухощавым маленьким человеком, в разговорах очень прямолинейным. В нём ощущалась неимоверная сила духа. Когда мастер Кина заходил в додзё, было сразу видно, насколько ему самому нравится каратэ, эти занятия и возможность учить кого-то. Под его наблюдением мы изучили базовое ката Годзюрю – Сантин.

Приходил в зал сэнсэй Арагаки Сюити (8 дан) – легендарная личность в мире каратэ. Регулярно заглядывали старшие ученики сэнсэя Хигаонна. Из них мне особенно запомнился мастер Камимура, техника которого была столь отточенной и блестящей, что при виде его захватывало дух.

Интересно, что по профессии он был фармацевтом. Во время занятий я хорошо понял, что проблема многих учителей - отсутствие образования. С сэнсэем Камимура я изучал ката Сансэйру. Буквально за одну тренировку он помог мне так хорошо его понять, что сразу стал очевидным его преподавательский талант.

По вечерам окинавцы приглашали нас и голландцев поужинать вместе, выпить пива, поговорить о каратэ. Это стало традицией во многих окинавских додзё. После хорошей тренировки нужно как следует отдохнуть.

За время этих тренировок мы несколько раз переносили срок своего отлёта и продлевали билеты, что вызвало интерес у местных полицейских. Они стали навещать дом мастера с вопросом, «когда уедут эти русские?» Мастеру Хигаонна было неприятно, что это происходит, но его семья переживала из-за этого гораздо больше, так как «отвечал за наше пребывание на Окинаве» его брат. Сам Морио Хигаонна в то время постоянно жил в США, лишь изредка навещая Окинаву.

За день до нашего отъезда сэнсэй назначил проведение экзамена. Технически мы были готовы к нему, но физических сил у нас было маловато. Сказались и жуткая жара, и то, что мы спали в додзё на циновках, и вездесущие москиты, которые «доставали» нас. Кроме того, питались мы тоже «экономно», в основном, только по утрам. Было тяжело, но экзамен мы сдали и получили вторые даны по Годзюрю каратэ.

За окном был сентябрь 1991 года. Брат мастера Хигаонна проводил нас в аэропорт. Мы приехали чуть раньше, и я начал прощаться, чтобы он мог уехать. Однако наш провожатый оставить нас отказался, чтобы лично проконтролировать наш отлет. Я думаю, что окинавская полиция тогда беспокоила его очень настойчиво.

А. Гендриксон



::: вернуться на содержание ::: к началу страницы :::



CATALOG.METKA.RU Каталог Томского интернета Яндекс.Метрика
Cделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо