НАБОР

О ФЕДЕРАЦИИ
 новости
 достижения
1991-1997
1998-2003
2004-2008
2009-2013
2014-2018

 фотоархив
 фотогалерея
 видеогалерея
 ретро-видео

 пресса
 статьи

 координаты
 ссылки

О ЛЮДЯХ
 президент
 черные пояса

О КОБУДО
 2007-2016

МАГАЗИН
 мир годзю-рю  видео

 .: ОКИНАВСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ :.

Александр Гендриксон

В августе 2009 года город Наха, столица Окинавы, встречал гостей со всего мира. Гости прибыли для участия в мировом турнире по окинавским стилям каратэ и кобудо. 14 августа проходила регистрация участников, а два последующих дня проводились соревнования и семинар. Восемь тысяч человек, представляющих более сорока стран, приняли участие в этом замечательном событии. Более тысячи человек принимали участие в соревнованиях.

В 1997 году на первом таком турнире во время кумитэ погиб спортсмен из ЮАР. Во избежание подобных трагедий организаторы турнира приняли решение убрать из программы кумитэ. Соревнования проводились только по ката. Местом этих соревнований стал окинавский Будокан. Яркими показательными выступлениями на открытии турнира представили своё искусство школы окинавского каратэ (Уэтирю, Сёринрю, Годзюрю, Рюэйрю) и кобудо.

Примечательно, что примерно 70 процентов всех участников турнира были старше 25 лет, а лидировали в соревнованиях, конечно, окинавцы. После соревнований проводились семинары с наиболее именитыми мастерами. «Изюминкой» этих семинаров стало то, что проводили их живые «культурные ценности Окинавы» – сэнсэй Косин Иха (10 дан Годзюрю), сэнсэй Сюгоро Накадзато (10 дан Сёринрю) и другие. Всё было организовано на высоком уровне и происходило в доброжелательной атмосфере. Для меня было открытием, что сэнсэй Хития (10 дан Годзюрю) является не только председателем Кёкай, но , одновременно, руководителем Всестилевой Федерации каратэ Окинавы. Главным судьей турнира был сэнсэй Тинэн, который тоже является одним из руководителей Кёкай. Заместителем председателя организационного комитета был сэнсэй Коки (8 дан).

Это было уже не первое наше путешествие на Окинаву, и в этот раз мы прибыли за две недели до соревнований, чтобы позаниматься у мастеров в их додзё и получить ответы на интересующие нас вопросы. За последние несколько лет структура Кёкай сильно изменилась. При жизни мастера Миядзато Эйити все каратэка, приезжавшие на Окинаву, тренировались в его додзё, которое называется «Дзюндокан». В настоящее время, по причине отделения «Дзюндокан» додзё в отдельную организацию, ведущие мастера открыли свои додзё и тренируют в них всех желающих. Теперь приезжающие гости ходят по разным залам и занимаются у разных мастеров. Мы в этот приезд тренировались по утрам в течение двух недель в зале мастера Хития вместе с ним и мастером Киндзё (8 дан). Оба мастера по отношению к нам были очень доброжелательны.

Всесте с Айратом Салимовым мы приезжали в додзё к 10 часам утра, где нас ожидал сэнсэй Хития. Хотя мастеру уже исполнилось 80 лет, он востребован, ведёт активную общественную жизнь, много работает с детьми, проводит беседы в школах, где рассказывает об истории окинавских единоборств; тренирует своих и зарубежных учеников, приехавших из разных стран. Иногда он сам выезжает на семинары за границу.

Он относился к нам по отечески, обращал внимание на все детали в технике. Одна из таких тренировок в его додзё запомнится нам на всю жизнь. Мы в очередной раз ехали на тренировку и уже в автобусе встретили мастера Скипера с супругой, которые живут на Бермудах. Мастеру уже 79 лет, а его супруге далеко за 60. Сэнсэй Скипер приехал тренироваться к сэнсэю Хития, который тоже решил тряхнуть стариной. Мы все построились и стали выполнять базовою технику. Нас было всего пятеро.

Сэнсэй Хития отсчитал два подхода на японском и китайском языках, сэнсэй Скипер – на испанском, его жена – на английском, я – на русском, а Айрат – на татарском. Потом все мы весело рассмеялись. Это была показательная тренировка, демонстрирующая подлинную любовь к искусству и долгожительство в каратэ.

Сэнсэй Скипер рассказал, как он тренируется с сыном и женой. Три раза в неделю, они проводят силовую тренировку на тренажёрах, бьют по макивара и отрабатывают ката.

Во время одной из тренировок с мастером Хития произошёл случай, который нам запомнился. Зазвонил телефон и сэнсэй ответил. Оказалось, что его супруга вышла из ближайшего к залу магазина с покупками. Сэнсэй Хития на несколько минут оставил нас в зале одних, вышел на улицу и помог жене донести сумки домой.

Кроме додзё Хития мы посещали зал сэнсэя Кукигава. С ним мы тренировались в вечернее время. Его зал пользуется особой популярностью. Этот зал представляет собой металлический каркас, обшитый деревом. Площадь пола примерно 150 м кв. Здание двухэтажное. На первом этаже – жилище мастера, на втором – додзё. При зале есть туалеты и душевые. Вместе с нами тренировались каратэка из Чехии, Италии и ЮАР.

Гендриксон и Хокама в додзё мастераКаждые 20 минут тренировка прерывается, и все пьют воду, так как в зале очень жарко. Во время этих пауз Киндзё сэнсэй рассказывал нам о том, как он тренировался с мастерами Хигаонна Морио и Тинэн Тэруо в Токио в 1970-х годах. Тренировки проходили в Ёёги додзё, которое было по сути крытой парковкой для машин. Тренировки проводились с трёх часов дня до десяти часов вечера. До 9 часов они все тренировали учеников, а с 9 до 10 мастер Хигаонна тренировал только его. Эти тренировки были очень тяжёлыми. После занятий сэнсэй подарил нам свою фотографию, на которой он вместе с Хигаонна Морио стоит возле Ёёги додзё.

В додзё мастера Кукигава тренируются три группы – одна для детей и две для взрослых. Сэнсэй очень доброжелательно относится к людям. Обычная оплата составляет 55 долларов в месяц при двух занятиях в неделю. Тренировки всегда проводятся в определённом порядке. Сначала все становятся в круг и на месте отрабатывают всю базовую технику, повторяя по тридцать раз каждый элемент. Между техниками проводятся упражнения из раздела ходзё ундо (различные силовые упражнения). На эту часть отводится около получаса. Затем следует отработка ката. Обычно в зале присутствуют примерно пятнадцать постоянных учеников и кто-то из приезжих. В конце тренировки, как правило, выполняют демонстрацию ката.

Гости по очереди выходят на середину зала и исполняют ката при поддержке всех присутствующих в зале. Среди занимающихся примерно одна треть – женщины. Коцуко, жена мастера Кукигава, и её сестра тоже занимаются каратэ. Им обеим далеко за пятьдесят, а мастеру – 63 года. С момента постройки додзё прошло пять лет. Сэнсэй построил его на свои пенсионные накопления, которые откладывал в период службы в полиции. В Японии пенсия накопительная.

После тренировки в зал вносят столы, режут арбузы, ананасы, плоды «драконова» дерева, имеющие необычный фиолетовый цвет. Все пьют сок, общаются, обмениваются мнениями, особенно, когда состав многонациональный, рассказывают о разных мастерах, семинарах, событиях и никто не спешит расходиться.

Каратэка из ЮАР рассказывали нам, что они часто приглашают к себе мастера Кукигава. Они сами расписывают программу семинара, и мастер работает по ней. Он даёт им то, чего они от него хотят. Они очень рады сотрудничеству с ним. Итальянцы рассказывали, что совмещают занятия Годзюрю с кобудо. После одной из тренировок во время бесед один из итальянцев достал скрипку и замечательно сыграл на ней. Тренирует итальянцев сэнсэй Андреа Гуарели. Во время вечерних тренировок в зал пробираются гекконы с присосками на лапках. Они смешно передвигаются по стёклам и быстро бегают по перекрытиям, охотясь за москитами.

В один из дней мы отправились в зал мастера Тэруя, который является заместителем председателя Кёкай. К сожалению, мы его не застали, так как он уехал в Японию. Однако зал его произвёл на нас прекрасное впечатление. Зал площадью 180 м кв. построен из самых лучших материалов. В нём всё сделано по высшему разряду, использовано много натурального дерева и стекла. В этом же зале проводит занятия сэнсэй Коки (8 дан).

Мы застали тренировку двух мальчиков, которые выполняли ката и готовились к детскому турниру в Японии. Одному было девять лет, а второму – одиннадцать. Сэнсэй Коки был довольно строг, но при этом он периодически шутил, и дети вместе с ним смеялись. Когда же он давал им конкретные указания, оба становились очень серьёзными. На следующий день они уехали в Токио.

Запомнилось посещение зала сэнсэя Хокама, который является одним из учеников знаменитого Сэко Хига. Это очень известный человек в мире и на Окинаве. Он защитил диссертацию по истории окинавских боевых искусств и написал о них много книг. Одна из последних его книг написана совместно с немецким специалистом в области боевых искусств и рассказывает о воздействии на жизненно важные точки. По его мнению, эта книга является современным вариантом древнего трактата «Бубиси». Сэнсэй Хокама известен и тем, что в своём додзё он создал музей боевых искусств Окинавы. В этом музее собрано очень много материалов о мастерах каратэ прошлого и настоящего: фотографии, статьи, предметы. Мы увидели оригинальные снаряды для выполнения упражнений ходзё ундо, оружие традиционного кобудо, предметы быта, книги, фотографии конца XIX – начала XX веков.

Хокама сэнсэй – не только учёный, но и известный мастер каратэ и кобудо. Узнав, что мы были учениками мастера Хигаонна, а с 1999 года являемся членами Кёкай, он попытался заинтересовать нас темой бункай, так как знает, что сэнсэй Хигаонна и мастера Кёкай не акцентируют своё внимание на бункай ката. Он сказал, что для него ката каратэ без бункай не существуют,что именно бункай содержит суть ката. Отработка лишь отдельных движений ему просто не интересна. Его очень интересуют конкретные боевые приёмы.

Мастер Хокама в своём музееОт разговоров он быстро перешёл к делу и начал показывать нам воздействие на болевые точки кистей рук. Затем он перешёл выше и начал тыкать пальцами в наши шеи, от чего мы все не получили особого удовольствия. В это время в додзё приехали канадцы из Торонто. Мастер попросил их не уходить и продолжил на нас демонстрацию приёмов.

Чуть позже мы сели пить чай и продолжили обсуждать бункай. Нам эта тема близка, потому что, один из наших учителей – Патрик МакКарти – познакомил нас с ней ещё в 1996 году, когда мы вынужденно покинули организацию мастера Хигаонна Морио. Многие идеи, которые нам высказал мастер Хокама, были созвучны с тем, что преподавал нам Патрик. Когда я спросил у мастера Хокама, знает ли он Патрика МакКарти, ответ был положительным. Хокама очень высокого мнения о нём. Последние годы в мире каратэ всё больший интерес привлекает бункай и его различные варианты. Когда Хокама спросил моё мнение по этому поводу, я сказал, что бункай должен отвечать определённым требованиям. Он должен быть эффективным, должен соответствовать законам биомеханики и физики и не должен отличаться по форме от движения, выполняемого в ката.

Мастер Хокама с моим мнением полностью согласился. Нам было интересно общаться с ним, но его практическая демонстрация приёмов не показалась нам убедительной в сравнении с тем, чему обучал нас Патрик МакКарти на своих семинарах. В конце нашего визита сэнсэй выставил нам счёт за посещение, и мы с радостью заплатили по двадцать долларов за беседу с ним и по пять долларов за осмотр его музея. Я обратил внимание на то, что мон (эмблема) мастера идентичен эмблеме стиля Ситорю. Когда мы с ним фотографировались, то я спросил его об этом. Оказалось, что эта эмблема принадлежит королевской семье Окинавы, и он имеет какое-то отношение к ней. Мастер Мабуни Кэнва, основатель стиля Ситорю, принадлежит к тому же роду.

На этом наш визит завершился. Перед нашим уходом мастер Хокама предложил нам купить его книгу за 150 долларов. Он сказал, что нам крупно повезло, так как у него совершенно случайно осталась пара последних экземпляров. К сожалению, наш бюджет не был готов к таким расходам, и мы вежливо отказались.

Тренировка Гендриксона с мастером ХитияВ один из дней мы посетили додзё «Дзюндокан», чтобы отдать дань уважения памяти мастера Миядзато Эйити. Мы дважды заходили в «Дзюндокан», но, к сожалению, не застали никого из тех мастеров, с которыми ранее тренировались. В очередной «заход» нам всё же удалось встретить мастера Тайра (9 дан). Намерения тренироваться у нас не было, так как был день отдыха перед соревнованиями. В этот день в зале были только новички. С маленькой группой работала женщина. От этого посещения у меня осталось тяжёлое ощущение. В памяти ожили события шестилетней давности: зал тогда был заполнен людьми, в нём кипела жизнь. Мастера и ученики Годзюрю со всего мира собирались здесь, чтобы учиться у мастера Иха, последнего живого ученика основателя стиля. Сэнсэй Тайра предложил нам выйти из зала, чтобы поговорить. Я попросил его координаты, так как знаю, что он является одним из лучших специалистов по бункай. У меня давно зреет мысль пригласить его на семинар в Россию. Предварительный разговор состоялся, и мы с ним расстались как и шесть лет назад хорошими друзьями.

В эти же дни мы все трижды пытались встретиться с мастером Хигаонна Морио. Два раза двери его додзё были закрыты. В третий раз мы увидели в зале большую группу наших каратэка из Москвы, которую привезли Богдан Курилко и Роман Айвазов. Они занимались самостоятельно и готовились к соревнованиям. Мастера в зале не было. В это время Хигаонна сэнсэй устраивал в одном из ресторанов Наха приём в честь приезда мастеров из Фучжоу. Сэнсэй Хигаонна подписал договор с Федерацией Ушу Фучжоу, по которому его приглашают в провинцию Фуцзянь для обучения Годзюрю. Из разговоров с разными мастерами нам стало понятно, что каратэ в Китае становиться популярным. Многие мастера там уже преподают. Например, сэнсэй Мурамацу (9 дан) регулярно преподаёт каратэ в университетах Шанхая и Пекина.

Нам всё-таки удалось встретить мастера Хигаонна Морио на семинаре. Встреча была радостной. Мы преподнесли ему свои подарки,как и всем мастерам, с которыми ранее тренировались. Показательного выступления мастера Хигаонна почему то не было, хотя в программе семинара выступление значилось. У меня создалось впечатление, что мастер испытывает на Окинаве некое давление со стороны организаторов турнира.

А. Гендриксон, К.Иха и А. Салимов в БудоканеУезжали мы с Окинавы с лёгким сердцем и чувством выполненного долга сразу же после семинара, который проводил сэнсэй Иха, «живая культурная ценность» Окинавы. Последний день не прошёл без приключений. Сэнсэй Масуда, секретарь Кёкай, принёс мне все сертификаты на даны для моих учеников, которые сдали экзамены ещё полгода назад. Вместе с ними был сертификат на 5 дан Айрата Салимова. Мы с ним целый день провели в Будокане и очень устали. Я случайно забыл пакет с этими сертификатами на станции монорельсовой дороги. К большому счастью, наш пакет нашли окинавские каратэка. Они заглянули в него и увидели там сертификаты, подписанные мастером Хития. В тот же вечер они позвонили мастеру и обещали утром следующего дня привезти пакет в Будокан.

Масуда-сан сообщил мне, что сертификаты нашлись, и скоро их привезут. Сэнсэй Хития вошёл в зал и сразу же направился ко мне. Он строго спросил меня: «Где сертификаты?» Я виновато ответил, что забыл их на станции монорельса. Хития очень строго посмотрел на меня, поднял руку вверх, словно хотел меня ударить, а затем… засмеялся. Всё хорошо, что хорошо кончается. Перед отъездом мы тепло попрощались. Сэнсэй Хития по-отечески обнял нас и пожелал счастливого пути. Прощай, Окинава! Здравствуй, дом!

Записано Е. Елизаровым со слов А. Гендриксона



::: вернуться на содержание ::: к началу страницы :::



CATALOG.METKA.RU Каталог Томского интернета Яндекс.Метрика
Cделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо